Мы в социальных сетях:

мы в facebook Facebook
Одноклассники
мы в twitter Twitter
мы вконтакте ВКонтакте
   

Наши партнеры и спонсоры

Я хочу помочь

 

Большое спасибо Виктории Кирдий за иллюстрации

 

Установлены  кубы  для благотворительных пожертвований по следующим адресам!

 

 

О страшном

 

4 февраля 2014.

На улице мороз. Здесь тепло. Работаем. Из дружественной организации СЕМЬЯ пришла к нам за помощью девушка - картинка. Не в смысле красоты, а в смысле иллюстрации того, как трудно убежать из сценария, склеенного собственным сиротством. История проста. После детского дома Аня встретила и полюбила парня. Стали жить - поживать, детей наживать. Самостоятельно жить трудно, если не работать и деньги регулярно не получать, поэтому стали жить у бабушки в домике, не очень благоустроенном, но с крышей. Там же проживает еще один бабушкин внук 18 лет от роду, который курит травку. Всегда. И ничего больше не делает. Сегодня вся компания трех взрослых людей живут на пособия двух народившихся мальчиков. Одному - 2 года, другому 11 месяцев. Пособие - 7 тысяч рублей. Никто не работает. У детей анемия. У их мамы - истощение.

Недавно бабушка велела им выметаться из домика, потому что наркоманов не любит. И им стала нужна помощь благотворительных организаций, у которых есть где пожить и дальше нигде не работать.

Так хочется отнять этих детей, которых просто вампирят, высасывают два взрослых мужика, и отдать в чьи-нибудь надежные руки... От беспомощной и бесполезной мамы отнять! Но куда? В сердечные руки государства? НЕИЗВЕСТНО...

Ну, а пока мы выдали Ане и её детям и мужчинам, курящим травку, еды и одежды... Грустно. Жилья у нас для них нет.

 

 

Лето 2013.

Самое страшное - хоронить ребенка.

           
           
  

  29-летняя Евгения обратилась в Фонд с просьбой помочь ей материально, чтобы  вернуть троих детей из приюта, в котором они прожили  три месяца, к себе  домой. Домом жилище Жени было назвать сложно, ведь она была там не хозяйкой, да и привычки  к аккуратной жизни у этой женщины не сформировалось. К тому же, от своих хронических трудностей Женя часто «сбегала»  в алкоголь.  Наш Фонд заточен на право ребенка жить с родной мамой, которую почему-то все ругают, а он ее всё равно любит, и это, как правило, взаимно. Поэтому мы сделали все, чтобы избежать длительного   размещения ребятишек в органы государственной заботы. Ведь научить маму заботится проще, чем научить учреждение любить.  Две Женины  дочки  Алина и Лера, сын Саша  приехали домой к маме и двум старшим сестрам – Вике и Юле.  

За четыре  месяца нашей активной работы с Евгенией  мы помогли ей прописать детей,  оформить статус многодетной семьи, а значит получить право  льготной  очереди  на квартиру.  После этого в страстной Жениной жизни случилась любовь всей её жизни, и мы помогли ускорить цивилизованный развод с нелюбимым теперь мужем. Расстались они такими закадычными друзьями, что живут теперь все дети с мамой и новым маминым мужем в квартире у родного отца.  Живут в ожидании стабильности  и собственного взросления.  Евгения когда-то изучала растениеводство, работала  в теплице, но силы опираться на себя еще не приобрела.  Наши психологи сопровождают такие семьи, лавируя между их инстинктом самосохранения и их пагубными влечениями…

 Дети здоровы и живы. Почти все. В августе полуторагодовалая  Алинка  засунула руку в стиральную машину и в результате потери крови погибла, не доехав до больницы...

Такие истории тоже случаются в нашей профессии. Год назад в еще одной нашей подопечной и, увы, пьющей семье, погибла полуторагодовалая Катя, выпав из окна пятого этажа. Горе, беда,  трагедия – это  тоже часть  и совесть нашей работы. Не только добрые вести приносят нам наши подопечные.

 Проще всего закрыть после этого все подобные фонды и для профилактики риска сразу забирать у неблагополучных мам этих несчастных детей, раздавая их в руки профессиональных педагогов и психологов. Но это невозможно. Ребенок выбирает родиться именно у этих родителей, пройти именно этот – опасный и трудный путь взросления ВОПРЕКИ ВСЕМУ. И мы здесь – только идущие рядом помощники, не более. Как жаль, что нас не было рядом с тем окном и той стиральной машинкой.   Как жаль, что нас нет рядом сейчас с теми, кто в отчаянии от своей жизни пьет и не замечает, куда потопал его малыш…